понедельник, 4 ноября 2019 г.

НИ ЕДИНСТВА, НИ СОГЛАСИЯ, НИ ПРИМИРЕНИЯ


Что за приторный праздник отмечается в России 4 ноября? Правда, не каждый правильно и назовет. Вот 7 ноября кое-кто еще помнит – День Октябрьской революции. Но когда, наконец, до россиян дошло, что не революции, а большевистского переворота, власть учредила День согласия и примирения. Но скоро и «согласие» и «примирение» стране показалось сомнительным, да еще на фоне болезненных реформ и Чеченской войны. И тогда на 4 ноября был назначен новый праздник – День народного единства. И хоть для обоснования и числа и смысла притянули Минина с Пожарским, да еще икону Казанской Божьей матери (кощунники!), «праздник» получился такой же фальшивый, как и вся воинственная политика Кремля. Только и достижения, что День народного единства теперь празднуют и огрызки от Донбасса – ДНР и ЛНР. Ну да, не Новороссия от Одессы до Харькова, но хоть что-то из завоеваний русского мира. 

А внутри государства, какое единство? И кого с кем? Власть признает только сплочение народа вокруг нее самоё, критиков же и протестантов травит как вредных насекомых. А на тех, кто не понимает, что впал в немилость, ставят клеймо «иностранный агент». Как на тот же Российский «Мемориал». И не дай бог, несогласным огрызаться, бежать за защитой в суд! Там таких смутьянов ликвидируют, как вражескую организацию. Как Верховный суд на днях ликвидировал Движение «За права человека». Организация занималась проблемами заключенных, и, само собой, получала бесконечные жалобы на тюремные пытки. Но чем же на запрет деятельности организации ответил народ, девизом которого было, есть и будет выражение: «От сумы и тюрьмы не зарекайся»? Одобрил большинством! В комментариях на «Эхе Москвы» читаем: «Наконец-то, устранили ячейку иностранных марионеток, созданную ЦРУ на территории России». 

Впрочем, все, что касается темы репрессий в стране давно и планомерно уничтожается. Так, на Урале в прежнем виде перестал существовать музей политических репрессий «Пермь-36». Когда-то в лагере содержались такие личности как Буковский, Орлов, Ковалев, Щаранский, Якунин, Лукьяненко. Особый случай – Василь Стус, что умер в лагере. Его судьба – это боль для украинского самосознания. Собственно проблемы у музея «Пермь-36» и начались, благодаря этому сознанию, осенью 2014. И теперь какие там стенды о Буковском, Стусе и других политзаключенных! Музей перепрофилировался на историю о  благородном вертухайстве. Таким же перевертышем, похоже, станет и экспозиция мемориального центра «Медное» под Тверью. Для начала там был ликвидирован научный отдел, и уволены практически все сотрудники, что мало-мальски понимали цели и задачи такого комплекса. И что на очереди? Ликвидация мемориала в память о расстрелянных польских военнопленных? Создание экспозиции о доблестных сотрудниках НКВД?


Комментариев нет:

Отправить комментарий